Хагенс Гюнтер

, профессор немецкий специалист в области анатомии

( .... )
Германия
Впервые профессор фон ХАГЕНС согласился ответить на вопросы российских журналистов. В эксклюзивном интервью корреспондентам Марине НОСКОВИЧ и Константину ГЕТМАНСКОМУ профессор фон ХАГЕНС рассказал о том, чем для него является человеческое тело, сохранение которого стало в какой-то мере смыслом его жизни. Его откровения могут показаться шокирующими. Как-то не принято выставлять трупы на всеобщее обозрение любопытства одного ради. Тем более что экспонирование тел некогда живых людей затрагивает не только эстетические, но и правовые аспекты. Впрочем, у профессора фон ХАГЕНСА есть свои аргументы. 

Автор: Марина Носкович, Константин Гетманский

Сайт: Известия

Статья: ГЮНТЕР ФОН ХАГЕНС: "КАЖДЫЙ МОЖЕТ СТАТЬ ОБЪЕКТОМ ВСКРЫТИЯ"



Немецкий специалист в области анатомии профессор Гюнтер фон ХАГЕНС стал известен в России после скандала, разгоревшегося в Новосибирске. Руководителя местной судебно-медицинской экспертизы обвинили в незаконной переправке трупов безвестных россиян в Германию. Профессор фон ХАГЕНС после скандала отказался от сотрудничества с Россией, однако в других странах он продолжает свои опыты в области долгосрочного сохранения человеческого тела для науки и образования, а также проводит открытые для всех желающих выставки "Миры тела". Впервые профессор фон ХАГЕНС согласился ответить на вопросы российских журналистов. В эксклюзивном интервью корреспондентам Марине НОСКОВИЧ и Константину ГЕТМАНСКОМУ профессор фон ХАГЕНС рассказал о том, чем для него является человеческое тело, сохранение которого стало в какой-то мере смыслом его жизни. Его откровения могут показаться шокирующими. Как-то не принято выставлять трупы на всеобщее обозрение любопытства одного ради. Тем более что экспонирование тел некогда живых людей затрагивает не только эстетические, но и правовые аспекты. Впрочем, у профессора фон ХАГЕНСА есть свои аргументы.

- Господин Хагенс, каковы основные цели проведения выставок "Миры тела"?

- Выставка преследует две цели. С одной стороны, сравнение нормальных и больных органов пропагандирует здоровый образ жизни. Как показали исследования, 10% курильщиков за полгода после посещения выставки бросили курить или стали курить меньше, а 50% стали внимательнее относиться к своему здоровью. Выставка показывает и совершенство, и уязвимость нашей природы. К тому же наш посетитель может почувствовать гордость за свое тело.

- Как вы думаете, экспонаты выставки шокируют посетителей? Все же большинство из них не имеет отношения к медицине...

- Лучший ответ на этот вопрос дали итоги опросов, проведенных Психологическим институтом университета в Касселе, где опубликовали каталог. 90% посетителей говорили, что выставка хороша или очень хороша. И только 2% придерживались мнения, что выставка плохая. 50% посетителей утверждали, что препараты имеют эстетическое воздействие. Благодаря превосходной подготовке препаратов пластинация вызывает не ужас, а эстетический шок. Кроме того, благодаря способу организации выставки посетитель погружается в тему постепенно. Сначала идут кости, здоровые и больные, потом мышцы, вполне абстрактная нервная система. Затем демонстрируются системы кровообращения и пищеварения и только в конце - система размножения.

- Присутствует ли момент эстетизма в том, что вы демонстрируете трупы?

- Умершего не нужно приравнивать к человеческому телу. Умерший - это отображение покинувшего нас человека в представлении еще живущих, в частности его близких. В противном случае речь идет лишь о трупе. Умерший - это личность. Со смертью тело теряет свою личную составляющую и вместе с прекращением функционирования мозга становится трупом. Пластинация трансформирует этот труп в анатомический препарат. Таким образом, результат пластинации имеет столь же мало общего с трупом - объектом скорби, как и человеческий скелет, который тоже не воспринимается как труп.

- В чем ценность для науки и образования изобретенного вами метода пластинации тел и препаратов?

- Пластинация - лучший и самый долговечный способ создания препаратов за все время существования анатомии. Это относится ко всему многообразию деталей, прочности и цветовой дифференциации. Подвергнутые пластинации отдельные органы при сопоставлении позволяют выявить здоровые и больные части организма, анатомическую норму и возможные отклонения в нашем здоровье. Пластинация всего тела показывает, где располагаются различные органы в теле человека. В этом отношении пластинация органов и всего тела подходит в основном для анатомических музеев и практических занятий анатомией.

- Как вам пришла в голову идея сохранять тела и препараты именно таким способом?

- Я изобрел этот метод случайно в 1977 году, когда был ассистентом в Анатомическом институте Гейдельбергского университета. Я спрашивал себя, рассматривая выставленные препараты, залитые биополимером, почему препараты заливают, а не вводят вещество внутрь, что позволило бы сохранить их? Несколькими днями позднее мне пришла в голову идея пропитать сами препараты при помощи вакуума биополимером (силиконом). Для этого препарат сначала кладут в ледяной ацетон, и при диффузии вода в тканях заменяется ацетоном. Второй шаг - препарат, пропитанный ацетоном, погружают в биополимер. Ацетон вакуумным способом откачивают и его место в ткани занимает силикон. Когда весь ацетон заменен им, мне надо только вынуть препарат и работать над веществом, которое позволяет органу дольше сохраняться. Последние 25 лет я постоянно совершенствую технику пластинации, работая именно над этим.

- Как вы оцениваете будущее метода пластинации? Со временем наука откажется от формалина?

- Силиконовая пластинация является идеальным препаратом для выставления в анатомических музеях и для практических занятий студентов. Прозрачные срезы очень удобны для исследований. Пластинация тем не менее не может заменить важные качества курса вскрытия, так как этот курс способствует более глубокому пониманию особенностей человеческой анатомии, чем рассмотрение самых превосходных анатомических препаратов.

- Что значит для вас мертвое человеческое тело?

- Человеческое тело многолико и пробуждает разные чувства. Живое человеческое тело для меня - нечто совсем иное, чем труп, к которому я отношусь с сочувствием. Анатомический труп и тело, подвергнутое пластинации, - снова совсем иное, так как здесь тела анонимны, их жертвуют на пластинацию и возникает новая форма послесмертного физического существования. Я воспринимаю пластинацию как передачу когда-то живого тела по воле жертвователя, сознательно служащего следующим поколениям в исследовательских целях.

- Пожертвуете ли вы свое тело для экспериментов в области пластинации?

- Само собой, разумеется. Передача моего тела на пластинацию - логическое продолжение моего творчества.

- Вы бы хотели, чтобы ваше тело выставлялось в "Мирах тела" или служило пособием для студентов?

- Так как я не стремлюсь к посмертной славе, этот вопрос должны решить наследники. Моя жена думает, что мое тело стоит поместить на выставку.

- Верите ли вы в Бога?

- Как изобретатель, я черпаю свою силу из сомнений и точного мышления ученого, а не из веры. Бог определяет иную мудрость. В этом вопросе я испытываю определенные затруднения и полагаю, что моего интеллекта для ответа на данный вопрос недостаточно.

- Многие газеты пишут о публичном вскрытии в Лондоне как о провокации. Зачем вы провели его?

- Вскрытие - это важная часть медицинского образования студентов, врачам оно помогает более точно судить о причине смерти умерших пациентов и прояснять вопросы страховки при несчастных случаях. Каждый из нас может уже завтра стать объектом вскрытия, и необходимо иметь разрешение на его проведение. Человеку, в том случае если он не является сознательным партнером врача, нужно объяснить, что будет с ним сделано и на что он должен будет дать согласие. Нет никакой разумной причины, для того чтобы запрещать это. Прилюдное вскрытие называется так не потому, что все должны его видеть. Однако все, кто хочет при нем присутствовать, должны получить такую возможность. И, как показывают независимые опросы, половина молодых людей этого хочет.

- А когда вы провели ваше первое вскрытие?

- Я видел первое вскрытие в 17 лет, когда работал помощником санитара в маленькой больнице. Это произвело на меня огромное впечатление и с точки зрения сложности, и с эстетической точки зрения, но поразило меня еще и то, насколько легкоуязвим человек. Это вскрытие в значительной мере способствовало тому, что впоследствии я занялся изучением медицины и пластинацией. А первое свое вскрытие я провел 24 года назад, в 1979 году, когда был младшим ординатором в Институте патологии Гейдельбергского университета.

- Что вы чувствовали?

- Я был очень спокоен. У меня был хороший преподаватель, который все мне объяснил. Только в том случае, если рассудком вытесняется страх, участие во вскрытии приносит настоящие познания.

- Почему вы перебрались из ГДР в ФРГ?

- Я не мог больше соглашаться с политикой ГДР. Там существовал, например, запрет на поездки на Запад до достижения пенсионного возраста, а это было для меня неприемлемо. Постоянный контроль, несовместимый со свободолюбием, и заставил меня бежать. Поскольку побег не удался, мне пришлось просидеть в ГДР в тюрьме два года, пока меня не выкупило правительство ФРГ. Однако и сегодня я считаю, что имело смысл провести два года в тюрьме, чтобы перебраться на Запад в 25 лет и жить дальше уже здесь. Когда я сегодня назначаю прилюдное вскрытие, а его запрещают, это напоминает мне запрет на выезд из ГДР. За этими запретами стоит одинаковая самонадеянность, не соответствующая моему пониманию демократии.

- Как быстро распространились ваши научные идеи в ФРГ?

- Я изобрел метод пластинации в Анатомическом институте Гейдельбергского университета в 1977 году. Но только в 1990-м я получил возможность подвергнуть пластинации все тело. Метод получил широкую огласку только в 1995 году в Японии, когда на выставке по случаю 100-летия тамошнего анатомического общества пластинация была представлена при большом стечении публики. В течение 5 месяцев выставку посетили 550 000 людей. С тех пор до настоящего времени на двух выставках - в Пусане (Корея) и в Мюнхене (Германия) побывало в целом 12 миллионов человек.

- В Мюнхене журналисты часто называли вас "Франкенштейном", "мясником" и так далее. Почему ваши действия вызывают такую реакцию?

- Такие выражения типичны для мышления людей, получивших представления об анатомии из фильмов ужасов. Однако традиционные представления об анатомии, связанные со страхом, разложением и эмоциональным восприятием смерти, в действительности не имеют ничего общего с выставкой "Миры тела". Люди, серьезно относящиеся к выставке и посещавшие ее, выражают совершенно иные суждения: от положительных до восторженных. Те, кто всерьез воспринимает свое тело, чувствуют, что обогатились после посещения выставки. Поскольку у нас нет ничего, что было бы ближе нам, чем собственное тело, подготовка анатомических препаратов и вскрытие естественно вызывают у людей страх. Поэтому мне понятны негативные реакции людей. Если бы я не сносил терпеливо всякий раз обрушивавшуюся на меня критику, я бы не мог на протяжении 25 лет делать то, что я делаю. В то же время постоянная позитивная реакция публики, в том числе и на вскрытия, дает мне достаточно сил, для того чтобы с неослабевающим энтузиазмом продолжать мой путь беспрерывного улучшения качества медицинского образования и популяризации анатомии.